Интеллектуальные компоненты личного советского опыта - VOX - философский журнал
VOX - философский журнал
Поиск: Поиск
Выпуск №35 декабрь, 2021 ПЕРВОЕ СЛОВО

Интеллектуальные компоненты личного советского опыта

Макаренко В.П.

Аннотация: С. С. Неретина определила временной интервал между 1917 и 1991 годами как «советскую грязь» [Неретина С. С., 2012, с. 373], а внутреннюю политику нынешней России — как попытку сконструировать неосоветское государство на усеченном неороссийском пространстве [Неретина С. С., 2012, c. 492]. Такой подход к оценке ситуации в стране совпадает с одной из общих констатаций Эрнста Юнгера: «Правительства сменяют друг друга, как членики ленточного червя; но их голова, их умопостигаемый характер остается прежним. Каждое новое пристраивает ряд новых камер к существующей тюрьме. Искусство государственного управления все более сводится к умению при всем при том создавать иллюзию свободы, а следовательно, главным средством наряду с полицией становится пропаганда» [Юнгер Э., 2007, с. 202]. Поэтому выявление и описание всего многообразия форм интеллектуального обеспечения взаимосвязи иллюзии свободы с полицейской и пропагандистской деятельностью становятся немаловажными задачами гуманитарного знания. В данной статье я попытаюсь нагрузить приведенные определения и констатации собственным опытом их осознания, пропущенным через размышления некоторых современников.

Ключевые слова: интеллектуальные компоненты, советский опыт, Советский Союз, сравнительный гуманизм, идеологический конформизм.

 

Intellectual components of personal Soviet experience

V. P. Makarenko, Doctor of Philosophy and Political Sciences, Professor, Chief Researcher, Institute of Philosophy, Social and Political Sciences, Southern Federal University, vpmakar1985@gmail.com

Abstract: S. S. Neretina defined the time interval between 1917 and 1991 as “Soviet dirt” [Neretina S., 2012, p. 373], and the internal politics of today's Russia as an attempt to construct a neo-Soviet state on a truncated neo-Russian space [Neretina S., 2012, p. 492]. This approach to assessing the situation in the country coincides with one of the general statements of Ernst Jünger: Governments replace each other, like segments of a tapeworm; but their head, their intelligible character, remains the same. Each new one adds a number of new cells to the existing prison. The art of public administration is increasingly reduced to the ability, with all that, to create the illusion of freedom, and, therefore, along with the police, propaganda becomes the main tool [Yunger E., 2007, p. 202]. Hence, the identification and description of the entire variety of forms of intellectual support for the relationship of the illusion of freedom with police and propaganda activities becomes an important task of humanitarian knowledge. In this article I will try to load the given definitions and statements with my own experience of comprehending them passed through the reflections of some contemporaries.

Keywords: intellectual components, Soviet experience, Soviet Union, comparative humanism, ideological conformism.

DOI: https:/doi.org/10.37769/2077-6608-2021-35-5

Полный текст RU