Памяти Сергея Сергеевича Хоружего - VOX - философский журнал
VOX - философский журнал
Поиск: Поиск
Выпуск №30 сентябрь, 2020 ХРОНИКА

Памяти Сергея Сергеевича Хоружего

22 сентября 2020 года умер наш друг и коллега, друг — прежде всего, Сергей Сергеевич Хоружий, двух недель не доживший до 79 лет. Доктор физико-математических наук, основатель и директор Института синергийной антропологии, действительный член РАЕН с 1993 г. Профессор целого ряда не только московских вузов, он с лекциями посетил многие города и веси России и зарубежья. Блистательный ученый (его специальностью была математическая физика), философ и богослов. Переводчик. «Улисс» Джойса известен по его и В. А. Хинкиса переводу в «Иностранной литературе». Александр Павлович Огурцов как-то спросил его, почему он публикует «Улисса» в «Иностранке» — не лучше ли сразу книгой? Он ответил: «Иностранная литература» — ежемесячный журнал, книгу можно не достать, не дочитать, а в журнале фрагмент занимает не так много места, прочесть может каждый подписчик и просто читатель». Выдирки из журнала у меня хранятся до сих пор. И до сих пор сравниваю перевод «Дублинцев» со старыми изданиями, поскольку с давних лет меня привлекал этот сборник (у меня был и есть перевод 1937 г.) — сохранилась даже одна очень плохая иллюстрация к нему, где изображена сцена подсматривания.

Автор 14 монографий, каждая из которых заслуживает внимательнейшего чтения. Он начал с «Введения в алгебраическую квантовую теорию поля», опубликованную в 1986 г., но уже с начала 1990-х почти полностью посвящает себя философии и богословию. В 1967–2006 гг. он еще работал в Математическом институте им. В. А. Стеклова РАН, но с 1993 г. работает уже и в Институте человека РАН, где руководит инициированным им отделом синергийной антропологии. Написанный еще в 1978 г. и опубликованный в 1991 г. «Диптих безмолвия. Аскетическое учение о человеке в богословском и философском освещении» стал едва ли не фундаментальным произведением для понимания такого направления, как исихазм. Вместе с В. В. Бибихиным, с которым его связывали десятилетия тесной дружбы и дело которого необходимо продолжать живым, они начали исследовать произведения Григория Паламы, исповедовавшего исихазм, само имя которого в то время в России было мало кому известно. Сам он много лет развивал научное направление, которое называл синергийной антропологией, раскрывающей не философский, как он писал, а синтетический, трансдисциплинарный, полидискурсный подход, родственный автопоэзису. Именно реконструкция исихазма (безмолвия) как духовного и антропологического феномена и духовной практики православия стала основой синергийной антропологии.

К исследованию исихазма его подвел анализ русской религиозной философии начала ХХ в., продолжившей традицию, прерванную революцией 1917 г., и этому анализу посвящено его произведение «После перерыва. Пути русской философии» (1994). Логика этой философии позволяла увидеть в исихазме ядро и русского видения реальности, к сожалению, как писал Хоружий, оказавшееся для русской философии частной проблемой. В этом смысле, как он говорил, надо не зацикливаться на том пути русской философии, а, переосмыслив (он написал о миросозерцании П. А. Флоренского, об опытах из русской духовной традиции, издавал Л. П. Карсавина и пр.), шагнуть дальше. Он и шагал. В книге «Фонарь Диогена. Критическая ретроспектива европейской антропологии» (2010) христианство было представлено через принципиально отличный от античного опыта обращения к началу, вызывающего философское изумление, опыт актуального соединения с Христом, опыт богочеловечества, обратившего мысль к природе и судьбе человека, практически заявившего об антропологии с ее открытием Личности, «закодированной в форму высказываний о Боге».

В наш сектор методологии и этики науки, которым руководил А. П. Огурцов, Хоружий (вместе с О. Генисаретским) пришел в 2004 г., после прекращения существования Института человека РАН, реорганизованного в Отдел комплексного изучения человека, биоэтики и гуманитарной экспертизы Института философии РАН, где места для себя он не нашел. Будучи другом Огурцова, он постоянно интересовался состоянием его архива и посмертной публикацией статей. С 2006 г. он полностью посвящает себя исследованию философской антропологии, уйдя из Математического института. За год до этого он организовал некоммерческий Институт синергийной антропологии, который — как Центр синергийной антропологии — обосновался в НИУ ВШЭ. Впрочем, даже если бы не было этого Центра, что трудно представить при его неукротимой энергии, он сам собою представлял целый институт, работающий продуктивно и неутомимо. Смерть Сергея Сергеевича, безусловно, утрата для науки, его труды еще предстоит изучать, но это — и личная утрата для каждого знавшего его.

С. Н.