Революционная мораль и русский опыт: Маркс, Бакунин, Достоевский - VOX - философский журнал
VOX - философский журнал
Поиск: Поиск
Выпуск №26 июнь, 2019 ПЕРВОЕ СЛОВО

Революционная мораль и русский опыт: Маркс, Бакунин, Достоевский

Ойттинен В.

Аннотация. В этой статье я попытаюсь дать оценку проблемам моральной теории в свете русского опыта Маркса и Энгельса. Под «русским опытом» я имею в виду серьезное и глубокое погружение Маркса во все, связанное с Россией, в тот период, который специалисты по Марксу и марксизму после 1990 г. называют «поздним Марксом», относя к нему его работы после публикации первого тома «Капитала». Россия представляла для позднего Маркса немалый интерес. Он начал учить русский язык и к 1870-му г. продвинулся настолько, что мог читать русскую литературу в оригинале. И вообще, Россия стала как бы пробным камнем для многого из того, что Маркс заявлял и доказывал; его переписка с Верой Засулич демонстрирует, что он был открыт для анализа новой проблематики, касающейся развития капитализма за пределами основной сферы его влияния в Западной Европе и Северной Америке.

Ключевые слова: Маркс, Энгельс, Бакунин, Нечаев, мораль, революция, террор, нигилизм

Revolutionary morality and Russian experience: Marx, Bakunin, Dostoevsky

 Oittinen Vesa, Aleksanteri Institute, University of Helsinki, Finland,vesa.oittinen@helsinki.fi

Translation from English - Murzin N.N., Institute of philosophy RAS

Abstract. In this paper, I would assess the problems of moral theory in the light of Marx’s and Engels’s “Russian experiences”. As such, a more serious and deep-going involvement with Russian matters belongs to the period in Marx’s life, which the post-1990 research on Marx and marxism has thematised as the “late Marx”, that is, the research which Marx did after the publishing of the first volume of Capital. An important role in the interests of the “late Marx” was played by Russia. He began to learn the Russian language and had progressed by 1870 so long that he was able to read Russian literature in the original. Actually, Russia was a touchstone of much what Marx had previously asserted, and his correspondence with Vera Zasulich shows that he was open to new problematics concerning the development of capitalism outside the core area of Western Europe and North America.

Key words: Marx, Engels, Bakunin, Nečaev, morals, revolution, terrorism, nihilism


DOI: 10.24411/2077-6608-2019-00002

Полный текст RU